Советский плакат
Страну индустрии, державу науки построили наши рабочие руки

Советское время помнит немало удивительных научных фантазий. Не все они были абсолютно бессмысленными. Доля здравого смысла была в идее разведения кактусов на пищу скоту, приручения и использования лосей в сельском хозяйстве или скрещивания в Средней Азии горных баранов (архаров) с мериносовыми овцами. Однако, у большинства этих прожектов была схожая судьба: после громкой шумихи в прессе они навсегда исчезали из публичной сферы.

Отдавая дань справедливости, надо сказать, что наряду с многочисленными абсурдными и пропагандистскими проектами имели место замечательные идеи и эксперименты. К сожалению, судьба этих достижений, а также их авторов нередко оказывалась трагичной. Вспомним хотя бы историю жизни и смерти ботаника Николая Вавилова и долгие годы заключения и лагерей авиаконструктора Сергея Королева.

Vavilov in prison
Тюремное фото Н. И. Вавилова

Развитие советской науки шло рука об руку с бурным цветением псевдонауки на всем протяжении существования Советского Союза. Но особый интерес в разговоре о научных фантазиях представляет ранний советский период, а именно 1920-е и 1930-е годы.

После Октябрьской революции значительная часть интеллектуальной элиты России эмигрировала или была изгнана из страны. Только два «философских парохода» вывезли из страны и доставили в Германию более 160 выдающихся представителей российской интеллигенции.  И все же многие ученые остались в России и работали на благо советского государства. 

Philosophers' ships
Философский пароход, 1922

Особенно экзотичными представляются ранние эксперименты в области биологии и медицины, поначалу достигшие значительных успехов, но застопоренные антинаучными движениями вроде “лысенковщины”. Так, лично Трофим Лысенко (1898-1976), автор одной из самых известных крылатых фраз периода сталинизма («жить стало лучше, жить стало веселее»), по саркастической иронии судьбы ставший в 1940-м году директором Института Генетики, задушил на корню советскую  генетику и сельское хозяйство, успешно развивавшиеся под руководством его предшественника – репрессированного Николая Вавилова. Кстати сказать, его коллеги вполне осознавали “масштаб” этой личности, и когда после смерти Лысенко по исследовательским институтам стали собирать деньги на его похороны, мало кто из ученых согласился внести свою лепту.

Nikita Jrushchev y Trofim Lysenko
Никита Хрущев и Трофим Лысенко

В 20-ые годы билогические фантазии того времени были часто связаны с попытками продлить жизнь (а по возможности и достичь бессмертия) стареющих лидеров коммунистической партии. Александр Богданов (настоящая фамилия, Малиновский) был  видным социал-демократом, а позднее большевиком. Одно время он соперничал с Лениным за влияние в партии, но начиная с 1912 года прекратил активную политическую деятельность и полностью отдался науке. Будучи врачом-психиатром по образованию, он был разносторонне одаренным мыслителем.

Ленин и Богданов играют в шахматы

После установления Советского правительства Богданов основал Институт переливания крови в Москве. Он считал, что с помощью переливания крови можно продлить человеческую жизнь, а быть может и добиться осуществления давней мечты человечества – бессмертия. Излагая свою теорию омоложения через переливание крови, Богданов писал: “… есть все основания полагать, что молодая кровь, с её материалами, взятыми из молодых тканей, способна помочь стареющему организму в его борьбе по тем линиям, по которым он уже терпит поражения, т.-е., по которым он именно «стареется».

А.А.Богданов. Кровообмен.

Вместе с несколькими представителями партийной элиты, среди которых была младшая сестра Ленина, Богданов организовал процесс переливания / обмена кровью между молодыми коммунистами и старыми большевиками. По его теории, организм великовозрастных членов партии должен был омолодиться, тогда как молодежь, вероятно, должна была обогатиться мудростью и опытом старших товарищей. Вскоре эти процедуры стали довольно популярными в высших эшелонах партии большевиков и, наверное, длились бы еще долго, если бы не роковой случай, от которого погиб сам Богданов. В 1926 году ему перелили кровь больного молодого коммуниста с фатальным результатом.

Этот довольно причудливый способ продления жизни, вероятно, мог бы пополнить список трагико-комических экспериментов 20-х годов, если бы идея Богданова мирно почила в бозе. Но в 2008 году в одной из больниц калифорнийского города Пало-Альто были проведены похожие эксперименты на мышах. Почтенным пожилым мышам переливали кровь молодых сородичей и наоборот. Представьте себе удивление исследователей, когда они обнаружили, что эта процедура активировала размножение нервных клеток в одной из самых важных частей мозга –гиппокампе– у старых мышей, а у молодых мышей этот процесс, наоборот, замедлился. Таким образом, идея Богданова получила продолжение в современной науке.

Исследования, связанные с переливанием крови молодых мышей их пожилым собратьям в последние 20 лет получили новый импульс

Кстати, некоторые технологии, разработанные в том же Институте переливания крови, основанном Богдановым, в свое время оказались востребованными. Так например, мрачноватый способ добывания кровяной сыворотки из трупов активно использовался во время гражданской войны в Испании на фоне катастрофической нехватки крови, добытой более традиционными способами.